пятница, 11 апреля 2014 г.

Концерт в Gion Corner: танцы майко и всё остальное

 Продолжаю про наше посещение Gion Corner - театра в ханамачи Гион-кобу.

Пока зал наполнялся, я снимала интерьер.
Картины с майко:

И ещё:

Началось с чайной церемонии (тядо: 茶道). Из зрителей выбрали двух отважных добровольцев, и они удалились вбок, где мастер чайной церемонии показывала им своё искусство.


Традиция чаепития зародилась в Китае примерно в 8 в. и была принесена в Японию в конце эпохи Хэйан (12 в.) буддистскими священниками, которые применяли её для преодоления сонливости во время часов их длительных медитаций. 
Купец по имени Сэн Рикю: (1521 - 1591) уставил чайную церемонию в её современной форме под покровительством могущественного владыки Тоётоми Хидэёси (1537 - 1591). Сэн Рикю: сделал идею "Ва Кэй Сэй Дзяку" основным идеалом чайной церемонии. Это воплощение интуитивного стремления японцев к распознанию истинной красоты в простоте и безыскусности. Такие понятия, как покой, незамысловатость, изящество, или фраза "'эстетика аскетичной простоты" могут помочь определить истинный дух чайной церемонии.
В эпоху Эдо (18 в.) появилось множество школ чайной церемонии, которые различались в деталях правил, но хранили дух церемонии, утверждённый великим мастером.

С наших мест перед самой сценой было не рассмотреть, что же происходит в "чайном" уголке. А тем временем на сцену вышли дамы-музыкантши. Это кото - японская цитра.


Кото - тринадцатиструнная цитра, - был привезён из Китая около 1300 лет тому назад. Поначалу этот инструмент использовался при императорском дворе для исполнения гагаку, особой придворной музыки.
Люди любили изысканное и звонкое звучание кото в течение многих лет,  и даже сейчас его классическая гармония очаровывает. В последние годы кото стали использовать вместе с западными инструментами, тем самым создав новую струю в музыке, и в то же время сохранив первоначальную благородную атмосферу.

Кото - это что-то волшебное! И не только по звучанию, но и по тому, как на нём играют. К сожалению, я не снимала видео, о чём теперь дико жалею. 


Вот такой очаровательный оби - с креветкой, по сезону - был надет на одной из исполнительниц. Почему, ну почему глобализация ещё не достигла такой стадии, чтобы в России можно было носить кимоно! 

Под аккомпанемент кото мастер кадо: (華道) - искусства аранжировки цветов, - создавала композицию. Затем её ученица дополнила готовое произведение завершающими штрихами.


В Японии с древности любили и ценили цветы. Уже 1500 лет назад, когда в 6 в. в Японию из Китая пришёл буддизм, японцы расставляли цветы в бутыли или вазы. Кадо: берёт своё начало  с букетов, которые ставили перед изображением Будды или на алтари предков. В эпоху Момояма (16 в.) стало модным использовать цветочные композиции в домиках для чайной церемонии, но для этого, в соответствии с духом чайной церемонии, было необходимо создавать простые, естественные и символичные композиции. Стиль, который показан в этом представлении, называется нагэирэ (можно перевести как "вбрасывание").  В аранжировке цветов использовались художественные, духовные и религиозные мотивы, за счёт чего возрастала важность символизма в этом искусстве.
В эпоху Мэйдзи (19 в.) появился стиль морибана ("в изобилии") и стал развиваться как одно из традиционных искусств.




Признаюсь, кадо: не произвело на меня особого впечатления. Но кото... Я влюбилась. Всё-таки слушать музыку в записи и в живую совершенно разные вещи. Есть два музыкальных инструмента на которых я мечтаю научиться играть - эрху и кото. Увы, в Питере я не найду учителя ни для того, ни для другого.

Видео, я к сожалению, не снимала, поэтому вставляю записи с ютьюба:


Собственно концерт на этом видео начинается на 1мин 28 сек

Следующим номером были придворная музыка гагаку и танец дракона. Нам очень понравились и танец, и музыка. Но фотографий я сделала мало, т.к. мы сидели в первом ряду, и звук спуска затвора фотоаппарата, кажется, раздражал музыкантов. Поэтому, чтобы не мешать, я старалась щёлкать им только во время громких ударов гонга.


Слово "гагаку" буквально означает "изящная музыка" и обозначает древнюю японскую музыку в самом широком значении. Этот термин  включает классические танец и пение, а также инструментальную музыку.
Корнями гагаку восходит к древнему Китаю времён династии Тан (7 - 9 в.). Китай являлся культурным центром всей Азии. С этой придворной музыкой Япония познакомилась в 8 в. Гагаку, похоже, исчезла на континенте с падением династии Тан, но в Японии продолжала процветать среди членов императорской семьи, знати и прочих высших кругов общества, особенно в эпоху Хэйан (9 - 12 вв.). Её исполняли на придворных банкетах и во время священных ритуалов в святилищах и храмах. Гагаку  постепенно менялась, чтобы соответствовать вкусу японцев, и в результате теперь стала истинно японской формой классического искусства. 





После гагаку настала очередь театра кёгэн.

Кёгэн - это старинная разновидность комического представления, которое исполняли  на простонародном языке того времени в качестве интерлюдии в пьесах Но.
Театр кёгэн восходит к 15 в. Его можно рассматривать как форму искусства, состоящую из примитивного танца, который включает акробатические трюки, исполнявшиеся в сезон посадки риса. Такими танцами задабривали богов во время фестивалей при синтоистских святилищах, чтобы те послали обильный урожай. После 16 в. кёгэн стал популярным, особенно среди военных, и процветал под покровительством сёгуната того времеи.
Его реализм - являющийся полной противоположностью символизма театра Но, - и оригинальные диалоги начали привлекать внимание театральных критиков.
Сегодня существует две школы кёген - Окура и Изуми. В отличие от пьес Но маски используются лишь в немногих пьесах кёгэн.

Содержание пьесы:
Господин собирается в соседнюю деревню по делам, но боится, что в его отсутствие слуги Таро и Дзиро украдут его сакэ.


Он зовёт Таро. Они просят Дзиро показать приёмы обращения с посохом, и когда Дзиро теряет бдительность, связывают его. Таро насмехается над Дзиро.


Но господин подкрадывается к Таро сзади и связывает его тоже.  Теперь господин может не волноваться за своё сакэ! Он спокойно уходит по делам.


Связанные слуги обсуждают, как бы им украсть сакэ господина. К счастью, они могут шевелить пальцами, поэтому им удаётся открыть двери в кладовую. Помогая друг другу, они выпивают сакэ: Таро поит Дзиро, 


а Дзиро поит Таро:


Опьяневшие слуги начинают петь песни и танцевать. Но вот господин возвращается и видит пьяных слуг. Он подкрадывается к ним сзади, и его разъярённое лицо отражается в чаше с сакэ. Слуги замечают его, но думают, что оно им мерещится, потому что господин вечно так тревожится за своё сакэ! Они восклицают: "Что за мрачное лицо у нашего господина!" Господин слышит это и начинает бить слуг, а те пытаются от него убежать.


Казалось бы, зачем показывать иностранцам, в большинстве японского не знающим, пьесу на японском языке? Но в программке пересказывался основной сюжет пьесы, а интонации, мимика и движения актёров были настолько красноречивы, что все всё понимали, и интернациональный зал покатывался со смеху. Всё-таки юмор - язык универсальный.  



И вот, наконец, то, зачем большинство и пришло в Gion Corner, - танец в исполнении майко.


Кё:май - это традиционный танец в стиле Киото.
Существует два типа японского танца. Один называется одори и зародился в эпоху Эдо (17 в.). Он вырос из драмы кабуки и стремится ярко подчёркивать чувства человека каждым движением.
Другой вид танца называется май. Он появился в восточной части Японии и сформировался под влиянием театра Но. Обычно его исполняют в традиционно обставленных в японском стиле комнатах, а не на сцене. Танец кё:май зародился в 17 в. и развивался во время расцвета крайне изысканной культуры периода Токугава. Кё:май унаследовал элегантность и утончённость манер старинного императорского двора.
Знаменитый весенний фестиваль Мияко-одори основан на классическом танце Киото. Эти представления в исполнении майко и гейш привлекают людей своей красотой, разноцветными нарядами и великолепной постановкой.


Пожалуй, самая узнаваемая деталь в наряде майко - это пояс. Он называется дарари-оби (или дарари-но оби), т.е. "свисающий пояс". Длина дарари-оби составляет 6м 50см, что в полтора раза больше, чем у обычных поясов, например, у фукуро-оби.  На том конце дарари-оби, что при завязывании оказывается сверху, вышит мон (герб) окия, к которой принадлежит майко. Здесь по гербам-мон на концах дарари-оби можно определить, что обе майко из окия Одамото в Гион Кобу. Зная название окия, уже не сложно было выяснить, как зовут девушек: майко в розовом хикидзури - это Кацухина, в зелёном - Кацуэ. 



Танец, исполняемый на концерте в Gion Corner, называется Гион коута. Коута (букв. "песенка") - песни гейш, исполняемые под аккомпанемент сямисэна (трёхструнной японской балалайки). В песне рассказывается о временах года в Гионе. Собственно,  "Гион коута" - это поэма, написанная Минэхико Нагатой во время его посещения чайного домика в Гионе в конце 1920 гг.


Существует несколько версий Гион коута -  как самой песни, так и танца, - как минимум по одной в каждом из ханамачи. В Gion Corner, разумеется, исполняется версия Гион-кобу:

月はおぼろに東山
霞(かす)む夜毎(よごと)のかがり火に
夢もいざよう紅桜
しのぶ思いを振袖(ふりそで)に
祇園恋しや だらりの帯よ

夏は河原の夕涼み
白い襟(えり)あしぼんぼりに
かくす涙の口紅も
燃えて身をやく大文字
祇園恋しや だらりの帯よ

鴨(かも)の河原の水やせて
咽(むせ)ぶ瀬音(せおと)に鐘の声
枯れた柳に秋風が
泣くよ今宵(こよい)も夜もすがら
祇園恋しや だらりの帯よ

雪はしとしとまる窓に
つもる逢(お)うせの差向(さしむか)い
灯影(ほかげ)つめたく小夜(さよ)ふけて
もやい枕に川千鳥
祇園恋しやだらりの帯よ
Tsuki wa oboro ni higashiyama
Kasumu youto no kagaribi ni
Yume mo izayou beni zakura
Shinobu omoi wo furisode ni
Gion koishiya darari obi yo

Natsu wa kawara no yuusuzumi
Shiroi eriashi bonbori ni
Kakusu namida no kuchibeni mo
Moete mi wo yaku dai monji
Gion koishiya darari obi yo

Kamo no kawara no mizuyasete
Musebu seoto ni kane no koe
Kareta yanagi ni akikaze ga
nuku yo koyoi mo yomo sugara
Gion koishiya darari obi yo

Yuki wa shitoshito maru mado ni
Tsumoru ouse no sashimukai
Houkage tsumetaku sayofukete
Moyai makura ni kawa chidori
Gion Koishiya darari obi yo
Мой перевод:

Над Хигашиямой(1) - луна подёрнута дымкой.
Туманными ночами при свете костров(2)
алая сакура навевает грёзы.
Фурисодэ(3) сберегу в памяти.
О Гион, любовь моя, о дарари-оби!

Лето - вечерняя прохлада на берегах реки.
Под бумажным фонариком - набелённая шея,
помада, и спрятаны слёзы.
Душа пылает, словно даймондзи(4).
О Гион, любовь моя, о дарари-оби!

Обмелели берега реки Камо.
Колокольный звон заглушает журчанье струй.
Плачет в засохших ивах
осенний ветер - и сегодня вечером, и ночь напролёт.
О Гион, любовь моя, о дарари-оби!

На круглое окно(5)  мягко ложится снег.
Лицом к лицу - долгожданная, тайная встреча.
В сумерках зябких гаснет мерцающий свет.
Речные ржанки ютятся на пристани.
О Гион, любовь моя, о дарари-оби!

(1) Хигашияма - гора на востоке Киото, у подножия которой расположены ханамачи Гион Хигаши и Гион Кобу.
(2) Во время сезона цветения сакуры по ночам разводят открытый огонь в металлических жаровнях для подсветки деревьев.
(3) Фурисодэ (дословно - "развевающиеся рукава") - кимоно с длинными (85 - 114 см) рукавами. Такие кимоно носят девочки и незамужние девушки.
(4) Даймондзи - огромный костёр в форме иероглифа  大 ("дай"), выложенного вязанками дров.  Даймондзи разжигаются на склонах пяти окружающих Киото гор во время праздника Бон в августе и являются одной из достопримечательностей Киото.
(5) Имеется в виду марумадо - вот такое круглое окно. Такие окна распространены в чайных домиках и японских домах традиционного типа. Зачастую из марумадо открывается вид в сад.



По сути, кё:май представляет собой разновидность пантомимы: движения соответствуют словам песни, под которую этот танец исполняют. Так, когда поют про падающий снег, майко накрывают головы шарфиками, а при словах "darari obi yo" одна из майко поворачивается, демонстрируя зрителям свой великолепный пояс дарари-оби, а вторая указывает на него:


Обычно этот танец исполняют майко и гейко. Гейко танцует партию справа и, когда поют про дарари-оби, указывает зрителям на пояс майко: ведь взрослые гейши уже не носят дарари-оби. Если майко исполняет Гион Коуту в одиночку, то она, повернувшись к аудитории спиной, сама обеими руками дотрагивается до концов пояса, акцентируя на нём внимание зрителей. 















Обе девушки - младшие майко, что видно по причёске-варэшинобу. Но та, что в зелёном, постарше: у её канзаши отсутствует свисающая сбоку "гроздь" цветов.








Огромное впечатление производят танец, прекрасные наряды и грация исполнительниц, но едва ли не больше меня очаровала Гион коута. Очень жаль, что она звучала в записи, а не в живую. Прошло уже полгода с момента поездки в Японию, а протяжное "дарари-оби ё" всё ещё звучит у меня в памяти...





Последним номером шло кукольное представление бунраку.

Популярный театр марионеток бунраку насчитывает более чем 12-вековую историю. В Камигата ( так называют Киото и его окрестности, имея в виду область старой императорской столицы) искусство бунраку установилось в эпоху Эйроку (16 в.) благодаря Такэмото Гидаю, известному как человек, внёсший величайший вклад в гидаюбуси, т.е. музыку и текст кукольных пьес.
Гидаюбуси основывался на повседневной жизни купцов Осаки, самого крупного торгового города Японии того времени, и имел в Осаке наибольший успех.
Почему же бунраку был так популярен в Осаке? Причина в том, что напряжённая и динамичная жизнь купцов требовала живых и мелодраматичных развлечений, а не утончённых и созерцательных. В гидаюбуси реалистично изображались простые чувства человеческой натуры, такие, как радость и печаль. Благодаря отточенному мастерству кукловодов бунраку пользуется популярностью и сейчас.


Если честно, бунраку - единственная часть концерта, которая нам обоим совершенно не понравилась: показалось очень затянутым, наблюдать за "конвульсивными" движениями марионетки удовольствия не доставляло, а от ритма сопровождавшей его музыки началось сердцебиение...

На представлении в Gion Corner показывают сцену "Ошичи у пожарной башни" из пьесы бунраку "Датэмусумэ кой-но хиганоко". Это знаменитая любовная история,  в основе которой лежат реальные события. Впервые её исполнили в 1773 г. в Осаке.
Главные герои этой драмы - Кичиза, слуга при храме Киссёин, и красавица по имени Ошичи, - полюбили друг друга. Кичиза должен был покончить жизнь самоубийством вместе со своим господином, Саэмонносукэ, потому что господин не смог разыскать ценный меч к назначенному сроку: cёгунат поручил Саэмонносукэ этот меч на хранение, но меч украли.
Родители Ошичи собираются выдать её замуж за Бухэя и решают посоветоваться с ней: они заняли у Бухэя большую сумму денег, а он хочет жениться на Ошичи. Кичиза, пришедший проститься со своей возлюбленной, слышит этот разговор. Ошеломлённый, он оставляет письмо для Ошичи и уходит, не повидавшись с ней.
Тем временем Ошичи узнаёт, что украденным мечом теперь владеет Бухэй. Она забирает его у Бухэя и пытается отдать Кичизе. Но уже поздно, все городские ворота заперты на ночь: никто не может выйти из города.
В отчаянии, Ошичи пытается найти способ рассказать Кичизе про меч. Наконец, она решается забраться на дозорную башню и зазвонить в пожарный колокол, как будто в городе пожар.
Ударяя в колокол, она надеется, что Кичиза, услышав о тревоге, придёт к ней. Она не боится наказания, которое грозит за её проступок, - за ложную тревогу положена смерть.
Холодной снежной ночью она звонит и звонит в колокол, пока ворота не распахиваются, и Кичиза не приходит за мечом...



Представление длилось всего полчаса, но когда мы вышли из театра на Ханами-кодзи - центральную улицу Гион Кобу, - уже стемнело:

Комментариев нет:

Отправить комментарий