пятница, 8 марта 2013 г.

Гейши и проституция: "чёрная легенда"


Гейша, 1930гг

"Чёрной легендой" назвал Лев Гумилёв предвзятое отношение европейских историков к кочевым народам Великой степи. Гейша-проститутка - такая же "чёрная легенда", современный миф, который нелегко развеять. Увы, популярность романа "Мемуары гейши" и его экранизации только закрепила это заблуждение.

Мне неоднократно приходилось слышать следующее: "Гейши?! Но это же неприлично, ведь гейши - проститутки! Ну хорошо, куртизанки. Ну или профессиональные содержанки. Естественно, я всё про них знаю, я же смотрел(а) фильм / читал(а) книгу!" Нетрудно догадаться, какой фильм и какая книга имеются в виду...

Впрочем, взяться "за клавиатуру" меня заставили не подобные высказывания, а вот этот постскриптум к одному "историческому исследованию" (как его гордо назвал автор), размещённом на сайте http://leit.ru под заголовком "Гейши Киото: сокрытое под шелком кимоно": 
"При работе над очерком были использованы многочисленные источники, но огромное количество сведений и любопытных исторических фактов было почерпнуто из знаменитой книги Артура Голдена «Мемуары гейши». При этом следует заметить, что, несмотря на то, что это произведение многим известно по одноименному фильму, однако киноверсия не только отличается от книги, но и содержит гораздо больше деталей и наблюдений, которые остались «за кадром»."
Разумеется, само "исследование" представляет собой попросту пересказ "Мемуаров...", со всеми их неточностями и ляпами. 

Абсурдной кажется уже сама идея - в статье, позиционируемой как исторический очерк, ссылаться на художественное произведение в качестве источника материала. Ведь никому не придёт в голову публиковать статью, скажем, о царской России, взяв сведения из повести современного американского беллетриста, или писать о жизни Чикаго 20х гг., посмотрев фильм-мюзикл "Чикаго". Никто не учит историю Франции по романам Александра Дюма, заявившего: "История - лишь полотно, на котором я создаю свои шедевры". Мы знаем достаточно о России, о США, о Европе, чтобы не принимать происходящее в фильмах и книгах за чистую монету, однако Япония и мир гейш всё ещё остаются для большинства загадкой. В результате мы слепо доверяем художественному произведению, убедительно написанной и красиво снятой сказке об экзотической Золушке в экзотической стране.

***

Те, кто немного знаком с историей создания романа, могут удивится: "Неужели он действительно полон неточностей?" Ведь в основу сюжета "Мемуаров гейши" легло интервью, которые Артур Голден взял у Минэко Ивасаки - одной из самых знаменитых и успешных гейш второй половины 20 в. Её имя на странице с благодарностями автора послужило дополнительной "гарантией" достоверности описываемых событий для множества читателей по всему миру.

(Впрочем, аннотация русского издания "Мемуаров..." гласит: "История жизни одной из самых знаменитых гейш 20 века Нитта Саюри". Вот так. Никаких ссылок на Минэко Ивасаки или благодарностей в её адрес в русском издании - во всяком случае, в том, которое я держала в руках, - не было. Как же тут не поверить, что Нитта Саюри и вправду существовала, и не начать относится к роману как к достоверному источнику "исторических сведений"?! )

Публикация "Мемуаров гейши" вызвала в Японии, особенно в кругах, связанных с индустрией гейш, скандал, и Минэко Ивасаки подала на Голдена в суд. Одним из оснований для иска послужил тот факт, что Ивасаки-сан дала Голдену интервью на условии строгой анонимности, однако Голден раскрыл инкогнито, указав её как основной источник информации для написания книги. Учитывая, что Голден позаимствовал немало эпизодов из биографии Минэко, а затем переделал их на свой лад, многие из знакомых Минэко узнавали в персонажах романа себя. Голден во многих случаях сместил акценты, выставляя людей, сыгравших в жизни Минэко только положительную роль, глупцами или злодеями, не говоря уже о более личных вещах: приятно ли было, скажем, настоящему "Председателю" узнать, что, оказывается, он состоял с Минэко в любовной связи?! Разумеется, люди пришли к выводу, что Голден описывает их так со слов Минэко.

Однако основной шквал критики обрушился на Минэко Ивасаки потому, что её имя оказалось связано с книгой, где гейши выставлены проститутками, и это в то время, когда сами гейши активно борются за очищение репутации своей профессии! Артур Голден (кстати, не владеющий японским языком и ни разу не посещавший вечеринок с настоящими гейшами) прямо заявил и в документальном фильме про гейш, и в одном из своих интервью: "Нельзя сказать, что гейши - не проститутки." ("So we can't say that geisha aren't prostitutes." http://www.bookbrowse.com/author_interviews/full/index.cfm/author_number/242/arthur-golden). Роман "Мемуары гейши" написан Голденом именно с такой точки зрения. Учитывая мировой успех книги, репутации гейш, к сожалению, был нанесён большой удар.
"Немногие гейши или их клиенты согласились бы говорить с репортёрами. Но несколько бывших гейш Киото, решившихся на интервью, заявили, что они очень недовольны негативным вниманием, которое вызвал роман. Некоторые были разгневаны тем, что госпожа Ивасаки не проявила достаточно сдержанности в общении с мистером Голденом. Хотя книга мистера Голдена является художественным произведением и не содержит какой-либо значительно новой информации, многие гейши оказались обеспокоены тем, что роман, написанный настолько убедительно и от первого лица, будет принят за правду. Многие обитатели квартала Гион постарались дистанцироваться от госпожи Ивасаки, которую некоторые бывшие гейши заклеймили "отступницей" и "чужой в мире гейш" ("maverick and an outsider"). Наибольшую обеспокоенность гейш вызвало описание сексуальных отношений в романе, в особенности традиции мидзуагэ." (http://classes.yale.edu/03-04/anth254a/article_bank/NYT_010619.htm. Здесь и далее перевод заметок и интервью с английского мой.)
Действительно, в своей книге Голден уделяет повышенное внимание сексуальной жизни гейш, причём фантазирует вовсю. В самом деле - ну кому интересно читать, как майко день за днём и год за годом изучают икебану и танцы? А вот аукцион по продаже девственности - о, это уже совсем другое дело! Такую книгу точно купят. 

Более того, в 1999 году во время публичного чтения своего романа Голден заявил аудитории, что Минэко Ивасаки, послужившая прототипом Саюри, продала свою девственность за рекордную сумму - $850 000 (http://asianweek.com/2001_05_04/news7_lawsuitofageisha.html). Что это было - неуклюжий пиар? "Знаток" Японии Голден не знал, что проституция в Японии запрещена с 1956 года (дебют Минэко состоялся гораздо позже)? Или это была попытка опорочить Минэко перед западной аудиторией и создать ей проблемы перед законом на родине?

Ивасаки обвинила Голдена в том, что он "испортил её репутацию, представив её основным источником сведений о жизни гейш, а затем неверно изобразив многие обычаи, церемонии и ритуалы, о которых она ему рассказала"  (http://asianweek.com/2001_05_04/news7_lawsuitofageisha.html).

Минэко Ивасаки
Источник

Чтобы восстановить доброе имя и репутацию, Минэко Ивасаки в соавторстве с американской писательницей Рэнд Браун выпустила автобиографию, напечатанную в 2002 году под заголовком "Geisha of Gion" (на русском книга издана как "Настоящие мемуары гейши").

Из интервью Минэко Ивасаки:
" -К сожалению, меня разочаровала книга мистера Голдена. Он написал её с любовью, со страстью, с пылкостью настоящего писателя, но привнёс в мою историю и историю Японии слишком много своего. К сожалению, иностранцу трудно понять Японию, для этого надо прожить большой отрезок своей жизни в нашей, да, я думаю, и в любой другой стране. Голден смешал воедино свой взгляд на искусство гейко, взгляд поверхностный, взгляд европейца со стереотипами, свойственными западному миру в вопросе о гейшах. Не стоит забывать, что гейко – это в первую очередь искусство танца! А в его книге гейш сравнивают с наложницами паши, а в конце превращают в обычных проституток." (http://www.mith.ru/cgi-bin/yabb2/YaBB.pl?board=east;action=display;num=1234301310)
В 2003 году Ивасаки и Голден прекратили тяжбу: Голден выплатил Минэко солидную компенсацию, точный размер которой не разглашается. (http://www.gojapango.com/culture/memoirs_of_a_geisha.html)

***

Так кто же такие гейши, откуда они взялись и имеют ли какое-то отношение к проституции?

Две гейко, Киото 

Гейши - это ни в коем случае не проститутки и не профессиональные содержанки, какими видит их Голден. Гейши - танцовщицы и артистки, "массовики-затейники", организаторы и украшение вечеринок. Знаменитый девиз гейко Киото гласит: "Мы показываем только наше искусство и не опускаемся до непристойных вещей. В этом - наша гордость." Предоставление сексуальных услуг не только не входило в обязанности гейш, но и было запрещено законом ещё во время сёгуната Токугава в 18 в., практически сразу после возникновения такой профессии. О многом говорит и тот факт, что запрет проституции в Японии в 1956 г. никак не коснулся профессии гейш: их деятельность и уклад жизни остались практически без изменений.

Ойран

История появления гейш восходит ко времени правления сёгуната Токугава. Гейши выделились из свиты куртизанок высокого ранга - ойран - и обслуги чайных домиков в самостоятельную профессию ко второй половине 18 в. Одними из их предшественниц считаются одорико (踊り子 - "дитя танца") - девушки, развлекавшие клиентов ойран танцами и музыкой. (Кстати, самыми первыми гейшами были мужчины, называвшиеся отоко-гэйся, хокан или тайкомоти. Они тоже развлекали гостей "весёлых кварталов", но больше шутками и трюками, а не танцами, в отличие от гейш-женщин. Подробнее о них я рассказываю тут: "Гейши-мужчины: отоко-гэйся, хокан, тайкомоти".) 

Гейши, как и любая модная новинка, стали пользоваться большим успехом. Некоторые из них одновременно подрабатывали проституцией, и, чтобы помешать гейшам конкурировать с юдзё (遊女, букв. "женщина для утех" - общий термин для всех японских проституток, от самых низкоранговых до таю и ойран), в 1776 году был издан специальный указ, запрещающий гейшам торговать телом. Он же ограничивал наряды гейш, предписывая им скромную (по сравнению с куртизанками) одежду и причёски.

Своего пика популярность гейш достигла в эпоху Мэйдзи, после того, как Япония оказалась открытой для иностранцев и чужеземного влияния. Главным лозунгом того времени являлось укрепление страны и консолидация вокруг традиций. К середине 19 в. гейши стали настоящими звёздами, музами многих поэтов и художников. Именно тогда были заложены жёсткие традиции их искусства, дошедшего практически в неизменном виде до сегодняшних дней.

Политическая жизнь в эпоху Мэйдзи переместилась из правительственных зданий в ханамати (кварталы) гейш, где проводились все переговоры и закулисные сделки. Премьер-министр послевоенного времени Кидзиро Сидэхара вспоминает в мемуарах, как ему, молодому дипломату, приходилось относить официальные бумаги на подпись в очая (чайный домик), где тогдашний премьер-министр потягивал сакэ в компании очаровательной гейши.  До Второй мировой войны окия - домам гейш -  в Токио покровительствовала правящая элита, и некоторые гейши обладали огромным влиянием в мире бизнеса и политики. Неудивительно, что многие выдающиеся деятели эпохи Мэйдзи были женаты на бывших гейшах. К тому же в то время гейши оставались единственными женщинами, достаточно смелыми и образованными, чтобы на равных беседовать с политиками, чиновниками и бизнесменами.
(И сегодня некоторые гейши оставляют карьеру, чтобы стать женой политика или бизнесмена. Умеющие держать  себя в обществе и безукоризненно выполняющие все требования этикета, они как никто другой подходят на роль супруги публичного человека. Помимо этого, они располагают ценным приданым - связями: за время карьеры гейши завязывают знакомства со множеством влиятельных людей, а связи и знакомства до сих пор играют значительную роль в политической и финансовой жизни Японии.)

Испокон веков девушек в Японии воспитывали, внушая им, что главные женские добродетели - это скромность, уступчивость, мягкость, абсолютное подчинение мужскому лидерству. Однако профессия гейши предполагает постоянное нахождение в центре внимания, самостоятельность, а также непринуждённость в общении с мужчинами. Гейша должна быть яркой, остроумной, смелой, весёлой... Короче говоря, гейша - это полная противоположность традиционному идеалу нежной и скромной "японской гвоздики" -   ямато-надэсико. Успешные гейши выкупали себя из окия и сами вели свой бизнес. Окия и очая также возглавляли бывшие гейши, зачастую проявляя при этом недюжинную деловую хватку. В результате ханамати являлись островками матриархата посреди сугубо патриархальной Японии: мужчины допускались туда лишь в качестве клиентов, либо как обслуживающий персонал - отокоси ("одевальщики кимоно"), но заправляли всем только женщины. Парадокс: в то время как одни считают гейш олицетворением женской пассивности, живыми игрушками для влиятельных мужчин, другие (и прежде всего, сами гейши) видят в них наиболее эмансипированных женщин своего времени, независимых социально и финансово.

Играя на кото, 1910гг

Как уже говорилось выше, гейша - это артистка, причём знакомая со всеми традиционными видами искусства: в первую очередь это танцы, а также пение и игра на музыкальных инструментах, затем этикет, чайная церемония, икебана, каллиграфия и пр. Как правило, гейша специализируется либо на танцах (татиката), либо на музыке (дзиката).

Майко Момотаро танцует с веером
Источник

Поскольку основной доход гейше приносит участие в различных встречах, банкетах, как частных, так и официальных, ей необходимо уметь поддерживать разговор и развлекать собеседника. Гейша должна найти общий язык с каждым - от грозного главы какой-нибудь японской корпорации до неуклюжего иностранца, с трудом изъясняющегося по-японски. На ней также лежит задача поддерживать на мероприятии соответствующую атмосферу, будь то серьёзная бизнес-встреча или неформальное сборище друзей. Клиенты гейш - отнюдь не только мужчины: банкеты-одзасики с гейшами заказывают и для узкого семейного круга, и для корпоративных праздников, и для чисто женских компаний.

Любопытно, что в старину, когда на банкете присутствовали одновременно гейши и куртизанки, последние всегда сидели на более почётных местах и на подушках, в то время как гейши - на полу. Гейшам считалось неподобающим сидеть иначе, даже если никаких куртизанок рядом не было: гейша Кихару Накамура вспоминает в автобиографии, что очень удивилась, увидев в 1983 году по телевизору гейшу, игравшую на сямисэне, сидя на подушке. Объяснение этому следующее: куртизанка считалась женой клиента, пусть и на время, а значит, ей полагалось оказывать большее уважение.

Все встречи гейш с клиентами происходят только в чайных домиках - очая. Гейши не принимают и не развлекают гостей в окия, "доме гейш": взрослым мужчинам туда входить, как правило, запрещено (даже отцу живущей в окия женщины позволено лишь находиться в гостиной, но нельзя проходить вглубь дома). Исключение делается лишь для священников и отокоси.

Безусловно, жительницы ханамати пользовались большей свободой, в том числе и сексуальной, чем замужние женщины, и находились такие гейши, которые этим злоупотребляли. Для них существовала презрительная кличка нимаэ кансацу  - "двойная регистрация": дело в том, что в Японии на занятие проституцией нужно было получать лицензию, профессия гейши тоже лицензировалась. Конечно, глупо приписывать гейшам - чьё ремесло зародилось и долгое время процветало в кварталах публичных домов, - особую моральную стойкость или изображать их целомудренными подвижницами искусства. Но, отправляясь к гейшам, клиент всегда помнил о различии между гейшей и проституткой. Секс за деньги никогда не входил в перечень услуг, оказываемых гейшами. 

После Второй мировой войны, когда войска США были введены в Японию, в разорённой стране множеству девушек пришлось податься в "ночные бабочки" и "обслуживать" американских солдат. Чтобы набить себе цену, они представлялись как "geisha girl". Так слово "гейша" стало практически синонимом проститутки в США.

Во 2й половине 20 в. функции гейш во многом переняли девушки-хостесс в барах - более современные, европеизированные, доступные для японца со средним достатком. Они составляют компанию посетителю, подливают ему выпивку, грустят вместе с ним, если ему грустно, или поют песни и веселятся, если тому радостно.

В современной Японии индустрия гейш превратилась в последний оплот старинных японских искусств, таких, как игра на сямисэне, исполнение традиционных песен, классический танец (когда-то заимствованный из Китая, там он не пережил моды на бинтование ног), формальный этикет, роспись кимоно, парикмахерское искусство, изготовление париков-кацура, и пр. Пока что гейши ещё не превратились в живые музейные экспонаты (в отличие от таю), но сейчас к их услугам прибегают только очень богатые ценители старины, и число представительниц этой профессии постепенно сокращается.

***

Три гейко с куклой, 1938
Источник

Что же такое на самом деле обычай мидзуагэ (水上, от "мидзу" - вода, и "агэру" - поднимать), описанный в "Мемуарах гейши", и существовала ли в действительности практика продажи девственности майко? Мнения расходятся: одни, в том числе многие гейши, заявляют, что ничего подобного никогда не практиковалось. Антрополог Лиза Дэлби в своей книге "Гейша" упоминает обычай мидзуагэ как часть возрастной инициации. Вот что говорит Минэко Ивасаки в интервью бостонской газете "The Phoenix":
"- Расскажите о церемонии мидзуагэ. Что это такое, и почему вокруг так много путаницы?
- Тут мы вновь вынуждены вернуться к разделению на квартал удовольствий (курува) и квартал развлечений (ханамати). На самом деле мидзуагэ - это совершеннолетие, и по всей видимости приуроченная к этому продажа девственности имела место давным-давно в кварталах удовольствий. Однако в ханамати гейш такого никогда не происходило. В случае гейши это лишь означает, что она стала девушкой, вроде "сладких 16" ( "sweet 16 ") на Западе, и выражается в смене причёски на более женственную и взрослую и в некоторых незначительных изменениях наряда. Существует множество других ритуалов, но по какой-то причине именно этот так привлекает всеобщее внимание; возможно, причина в его неправильном понимании.
Действительно, быть майко (ученицей гейши) или гейшей, учитывая большое количество переходных ступеней и ритуалов, стоит больших денег, поскольку каждый раз нужно полностью сменить, к примеру, кимоно, или причёску, для чего приобрести другие украшения для волос, и это всё очень дорогие вещи. Что касается меня, то я была атотори - наследницей дома гейш, поэтому вопрос денег для меня никогда не стоял. Но для тех, кто пришёл обучаться "извне" и связан контрактом, это дорого, и иногда они действительно просят своих покровителей оплатить расходы, связанные с переходом с одной ступени на другую.
- Но девственность не предлагается в обмен за помощь?
- Об этом не может быть и речи. Есть ещё один возможный источник путаницы, и это само слово "мидзуагэ". В Гионе, квартале гейш, и во многих других областях индустрии развлечений "мидзуагэ" также означает выручку; это старинное выражение, связанное с рыбной ловлей <...>. "Мидзуагэ" переводится как "то, что поднято из воды", "улов". "Какой у тебя улов?" - "Сколько денег ты вытащил из воды?" Поэтому, когда я говорю о мидзуагэ, на самом деле я подразумеваю свой заработок, а не саму церемонию." (http://www.bostonphoenix.com/boston/news_features/qa/documents/02473409.htm)

Итак, мидзуагэ - это и церемония смены причёски у майко (с варэсинобу на офуку, что знаменует переход в "старшие майко"), и заработок, доход, но никак не продажа девственности.

Варэсинобу - причёска младшей майко. Является вариацией старинной детской причёски момоварэ ("разрезанный персик"), но с большим количеством украшений.

Слева направо: офуку (белая лента означает, что девушка является старшей майко уже не первый год и скоро станет гейшей), затем особая причёска старшей майко для праздника Сэцубун, снова офуку (лента красная - значит, девушка стала старшей майко в этом году), и, наконец, варэсинобу.

Говоря о мидзуагэ, можно вспомнить ещё одни "мемуары гейши" - автобиографию "Исповедь гейши" Кихару Накамура. Родившаяся в 1913 году в Токио, Кихару начала карьеру гораздо раньше Ивасаки, ещё до запрета проституции в 1956 г. Но и она ни словом не упоминает о мидзуагэ, как его понимает Голден: для переходя из майко в гейши или из младших майко в старшие не нужно в обязательном порядке лишаться девственности, и уж тем более нет никаких аукционов. Правда, Кихару рассказывает, как одна хозяйка чайного домика пыталась свести её с министром железнодорожного транспорта Японии и даже устроила им свидание. Она убеждала Кихару, что иметь влиятельного поклонника хорошо для успешной карьеры, а если в дальнейшем отношения не сложатся, можно будет гордится, что девственности её лишил не кто-нибудь, а министр. Но Кихару не посчитала это за повод для гордости: она была уверена, что станет хорошей гейшей и без богатого покровителя, и "лишения девственности" не состоялось.

В любом случае, если мы говорим о гейшах, то мидзуагэ  - т.е. церемония смены причёски, - это лишь получение статуса "старшей майко", а сам переход из майко в гейши никак не связан с наличием или отсутствием девственности. У Голдена же превращение майко в полноправную гейшу происходит, как в каком-то пошлом анекдоте: "Поздравляю, теперь ты стала настоящей гейшей!" - радуется Мамеха, пока Саюри приходит в себя после ночи с доктором Крабом. (Тут я просто не могу не процитировать Евгению Нисикава: "То есть, для того, чтобы стать "настоящей гейшей", надо разок станцевать, а потом отдаться за деньги кому-нибудь. И вот как только тебя трахнут (извините!), так ты сразу - гейша. Короче, мы тут все гейши, а вы и не знали! " http://zajcev-ushastyj.livejournal.com/136558.html)

Как же на самом деле становятся гейшами?

Раньше обучение гейши продолжалось с 6 до 16 лет. В настоящее время на обучение не принимают до окончания средней школы, т.е. до 15-16 лет; майко старше 21 года не бывает. Само обучение длится 2 - 6 лет.  Девочкам преподают хорошие манеры, пластику, вежливую речь, танцы и пение, а также каллиграфию, икебану и чайную церемонию. Майко также обучаются игре на многих традиционных музыкальных инструментах - от барабанов до сямисэна. Первоначальная стадия обучения называется "сикоми" и длится около года. Затем сдаётся экзамен по традиционным танцам. В случае провала на экзамене (скажем, перепутала порядок движений) даётся ещё две попытки с интервалом в полгода. Если провалила и их - можешь навсегда попрощаться с профессией. (В прежние времена девочек-неудачниц ждала, как правило, работа служанки в окия или продажа в бордель.) Если же экзамен сдан успешно, то девушка начинает подготовку к своему дебюту в качестве майко - мисэдаси.

Майко посещают банкеты и различные мероприятия, но параллельно продолжают учиться танцам, музыке и пр. Спустя несколько лет совершенствования навыков владелица окия назначает дату эрикаэ - дебюта в качестве гейши (襟代, от "эри" - воротник, и "каэру" - заменять: превращение майко в полноправную гейшу символизирует смена воротничка, выглядывающего из-под кимоно, - вместо вышитого красного воротничка майко девушка получает белый воротничок гейши). (Я рассказываю очень вкратце. Существует несколько ступеней обучения майко, все они сопровождаются изменениями причёски, макияжа, костюма. Здесь об этом подробней.)

Вообще в отношении майко и гейш действует следующее правило: чем ярче одежда, чем больше красного цвета, украшений, пёстрых деталей - тем моложе и неопытнее девушка. Считается, что майко ещё недостаточно искусны и образованны, и им приходится обращать на себя внимание ярким видом, в то время как гейша - это взрослая и уверенная в своих чарах женщина, ей ни к чему пёстрый наряд - она очаровывает не внешностью, а своим искусством и утончённостью. 

Выступление гейш

Став гейшами, женщины не прекращают обучения танцам и музыке, а продолжают совершенствовать свои навыки на протяжении всей карьеры. 

Отношения между женщинами в окия строятся по принципу жёсткой квазисемейной иерархии, где всем заправляет  хозяйка окия - ока:сан ("матушка"), как правило, бывшая гейша. При поступлении девушки в майко одна из гейш становится её онэ:сан ("старшей сестрой"), и между ними проводится особый ритуал, напоминающий свадебный: ведь с этого момента девушка порывает все отношения с родной семьёй и попадает в новую семью - окия. Прочная связь между онэ:сан и имо:то ("младшей сестрой") и их взаимная ответственность друг за друга сохраняется в течение всей карьеры, а то и до конца жизни.

Каждый окия имеет свой герб - мон, который можно увидеть, скажем, на занавесках, прикрывающих вход в окия, на концах длинного пояса майко - дарари-оби, или на чёрных парадных кимоно гейш для эрикаэ и других торжественных случаев. Пока гейши и майко живут в окия, ока:сан распоряжается за них абсолютно всем: не только определяет, какие приглашения на банкеты принять, какой танец исполнить, но даже выбирает наряд и аксессуары. В этом отношении можно сравнить гейш с моделями, а ока:сан - с их менеджером и с дизайнером, который их одевает.

Эрикаэ

Гейши из окия в таких ханамати, как Симбаси и Акасака в Токио, Гион и Понтотё в Киото, были и остаются недоступными для посетителя "с улицы". Чтобы пригласить гейшу из престижных ханамати, нужна не только рекомендация постоянного клиента данного окия, но и поручительство хозяйки очая, в котором будет происходить встреча. Впрочем, в последнее время некоторые отели в Киото выступают в качестве посредников, организуя встречи с гейшами для иностранцев.

***

"Запомни: мы продаём наше искусство, а не наши тела!" - гордо повторяет голденовская Мамеха знаменитый девиз гейш. Но затем мы слышим от неё что-то вроде: "А теперь давай-ка побыстрее и подороже загоним твою девственность - ведь нам нужны бабки, а мужикам от нас нужен только секс! А потом надо поскорей найти тебе богатого любовника!" Вот и весь смысл жизни гейши в представлении автора. Какая там культура (гейша 芸者, яп. гэйся - "артист", букв. "человек искусства"), какое искусство танца (майко 舞子 - "танцующее дитя"), какие, Боже упаси, экзамены и бесконечные изнуряющие уроки! А нам остаётся лишь недоумевать: почему это японцы так носятся с этими дамочками облегчённого поведения, да ещё и видят в них воплощение идеала японской культуры?!

Кадр из фильма "Мемуары гейши"

В общем, странная из Мамехи получилась онэ:сан: вроде как положительный персонаж, но все её мысли лишь о том, как подороже и с выгодой для себя продать Саюри. Неудивительно, что современные гейши такое понимание этики своей профессии, мягко говоря, не оценили. 

Совсем иные отношения между майко и её "старшей сестрой" показывает режиссёр Кэндзи Мидзогути в фильме "Gion bayashi" (祇園囃子) 1953 г. Я упоминаю здесь этот фильм не потому лишь, что его режиссёр - японец. Кэндзи Мидзогути по своему опыту знал жизнь ханамати Киото, проведя там свою юность: старшая сестра Кэндзи была продана семьёй в окия и стала гейшей. Впоследствии она всячески поддерживала младшего брата, помогла ему "выйти в люди" - получить образование и профессию, устроиться на работу. Поэтому через все фильмы Мидзогути "красной нитью" проходит тема жертвенной и благородной женщины. Всем, кто интересуется гейшами, я очень советую посмотреть "Gion bayashi" (на русский название переводят как "Гейша" или "Гионский музыкальный фестиваль"): фильм красивый и смотрится легко, несмотря на давность лет и чёрно-белую плёнку. 

Кадр из фильма "Gion bayashi"

Мидзогути отнюдь не идеализирует мир гейш, и его "Gion bayashi" - это социальная драма, обличающая неприглядные стороны быта ханамати: приниженное положение женщины в обществе, интриги, абсолютную власть денег, причины, вынуждающие гейш заниматься сексом без любви. Так чем же это отличается от "Мемуаров..."? Чтобы понять разницу, сравните поведение двух онэ:сан - Миёхару из "Gion bayashi" и Мамехи: в то время, как Мамеха стремится подороже "продать" Саюри, Миёхару жертвует собой, отдаваясь нелюбимому поклоннику, лишь бы уберечь свою "младшую сестру" Эйко от подобной участи. Да, безусловно, Миёхару - в чём-то идеализированный образ, но именно таким является образец поведения онэ:сан по отношению к имо:то в глазах японца.

Что же касается отношений гейши с её покровителем, данна (旦那 - разг. 1. хозяин, господин, покровитель 2. муж): оказывается ли финансовая поддержка в обмен на секс? Не обязательно. Отношения между гейшей и её покровителем (если таковой имеется - сейчас это редкость) могут складываться по-разному. Современному человеку непонятно, зачем кому-то оплачивать дебют майко или спонсировать гейшу - удовольствие, мягко говоря, не из дешёвых, - если ничего не получаешь взамен? На самом деле материальная поддержка гейши была и остаётся прежде всего показателем финансового статуса и культурного уровня "спонсора": покровительствует гейше - значит, дела идут хорошо. Купил, скажем, не очередной "мерседес", а гейше новое кимоно - значит, человек культурный, с духовными потребностями. Когда героиня романа Дзюнъитиро Танидзаки "Мелкий снег" Сатико размышляет о былом благополучии своего рода (рода известных осакских купцов), она с гордостью вспоминает, что её отец содержал трёх гейш. И нет, она гордится вовсе не тем, что у отца было сразу три любовницы! Приглядитесь: то же явление мы можем наблюдать и у нас: поёт Анна Нетребко - спонсор концерта "Газпром", реставрируют памятник - спонсор банк "ВТБ", и т.п. А ведь мы не считаем, что современные спонсоры ничего не получают взамен потраченных денег: культурная ценность памятников, концертов, спектаклей для нас также несомненна, как и культурная ценность гейши - по сути дела, живого произведения искусства, - для японца прошедших и нынешних лет.

Дождливая ночь в Киото


Источники:
De Becker, J. E.(Joseph Ernest), The nightless city, or, the "History of the Yoshiwara Yūkwaku" (1899) http://archive.org/details/nightlesscityorh00unse 
Лиза Дэлби "Гейша"
Минэко Ивасаки "Настоящие мемуары гейши"
Кихару Накамура "Исповедь гейши"
http://www.geisha-list.com/okiyas
Евгения Нисикава "Немного о таю и ойран, происхождение и закат культуры." http://zajcev-ushastyj.livejournal.com/197227.html
Евгения Нисикава "Маленький ликбез" http://zajcev-ushastyj.livejournal.com/85618.html
А.Л. Баркова "Жизнь как произведение искусства: японские куртизанки", журнал РАН "Человек", 2012 №3 http://mith.ru/alb/orient/jigoku.htm
TANAKA Yûko,  Development of the Geisha Tradition http://www.japanecho.com/sum/2003/300616.html

Источники фотографий: 

4 комментария: