вторник, 29 мая 2018 г.

Сякухати и комусо в кабуки

Утагава Куниёси

Хотя история флейты сякухати тесно связана с монахами-комусо, было бы неверно считать, что только с ними.

Часто увлечённые люди забывают, что сякухати не являлась инструментом только лишь школы Фукэ, и, иллюстрируя свои статьи о сякухати гравюрами, полагают, что если некто, с тэнгаем на голове или в руках, держит сякухати - это автоматически означает комусо. Они не подозревают, что на самом деле выкладывают иллюстрации к пьесам кабуки, портреты актёров в амплуа отокодатэ, изображения переодетых женщин или юношей-вакасю. Существует огромное количество гравюр укиё-э, на которых актёры, щёголи, куртизанки, кагэма изображены в наряде комусо и с сякухати. Такая популярность связана с постановками театра кабуки, благодаря которому образ странствующих монахов стал окутан романтическим флёром.

Тории Киёнага ( 1752-1815)

Говоря о сякухати, нельзя забывать о её роли в светской музыке. Уже один тот факт, что комусо пытались вытребовать себе эксклюзивное право играть на сякухати, свидетельствует о том, что эта флейта была отнюдь не только монашеским инструментом для медитаций.

Сугимура Дзихэй
Странствующие музыканты (мужчина и два мальчика) играют на сякухати для монаха и его учеников

Сякухати традиционно присутствует в оркестре кабуки, и её звуки подчёркивают наиболее трогательные и напряжённые моменты в пьесах.

Вот строки из книги 17 в. "Рассказ с картинками о женщине Окуни и действе Кабуки" (國女歌舞妓繪詞, яп. кунидзё кабуки экотоба), в которой рассказывается об истории театра кабуки и о его основательнице - Идзумо-но Окуни:

...Думаешь, будто это - строка в песне,
А звуки флейты фуэ - утеха для раннего вечера,
Малые песенки напеваешь среди ночи,
А для рассвета, для жаркой любви -
Звуки флейты сякухати.
Всегда - петь бы вместе с тобой!
И после разлуки - звон колокола обещает встречу.
Под весенним дождём поникают ветви ив,
И всё же глядишь на них и думаешь:
Это весенняя листва!


Тории Киёцунэ

Демократичный и экстравагантный, в отличие от утончённого аристократического театра но, театр кабуки ориентировался на вкусы простых людей и потому пользовался неизменной любовью горожан эпохи Эдо. На подмостках кабуки разыгрывались душещипательные истории о мести и любви, кровавые трагедии по мотивам свежей криминальной хроники (практически по принципу "утром в газете - вечером в куплете": к примеру, первая пьеса о подвиге 47 ронинов появилась уже через две недели после произошедшего), комедии и бытовые драмы. Самураям посещать кабуки запрещалось.


Утагава Кунитэру
Тории Киёнобу 2


Комусо и его неизменная спутница сякухати часто появляются на сцене кабуки: как правило, в обличье странствующих монахов перед зрителями предстают благородные самураи, либо скрывающиеся от могущественных недругов, либо путешествующие инкогнито в поисках кровного врага или утраченной семейной реликвии.

Вот, например, сцена из пьесы "Сокровищница вассальной верности", или "Тю:сингура" (忠臣蔵), - знаменитой истории о 47 верных ронинах, где один из героев, Какогава Хондзо, скрываясь, странствует в облике комусо:

Утагава Кунисада


Утагава Тоёкуни I



     
Кацукава Сюнсё:
Кацукава Сюнсё:

Кабуки позаимствовал у настоящих комусо не только наряд и саму флейту, но и её применение в качестве оружия: 


Тоёкуни Кунисада

История юных братьев Сога (Сога Дзю:ро: и Сога Горо:), мстящих за убийство своего отца, - ещё один очень известный сюжет, переложенный в кабуки бессчётное количество раз. Один из постоянных мотивов в пьесах о братьях Сога - то, как они под чужой личиной пытаются тайно подобраться к своим врагам. Братья переодеваются бродячими торговцами, женщинами, даже лисами-оборотнями... И, разумеется, монахами-комусо:


Иппицусай Бунтё


Обратите внимание, как сильно отличается простая и практичная одежда настоящих монахов-комусо от тех роскошных костюмов, в которых комусо предстают на театральных подмостках:

  
Окабэ
Сётэй Такахаси\Хироаки (1871-1945)
Японский нищий, 1904
В.В. Верещагин

Щёголи санто комусо (三都虚無僧, т.е. "комусо трёх столиц"), кокетничающие перед куртизанками и гейшами на укиё-э, позаимствовали свои длинные, многослойные наряды именно из кабуки:



Актёров, исполняющих роль самурая-убийцы и романтического героя Сираи Гонпати, тоже часто изображают в одежде комусо и с сякухати:

 
Иваи Хансиро: в роли Сираи Гонпати
Утагава Тоёкуни I


История Сираи Гонпати и куртизанки Комурасаки, многажды пересказанная в кабуки, основана на реальной криминальной хронике эпохи Эдо. Молодой самурай Гонпати (на момент казни ему было около 16 лет) убивал и грабил, чтобы иметь возможность продолжать встречаться со своей возлюбленной Комурасаки из заведения Миура-я в Ёсиваре и накопить денег на её выкуп. Считается, что он успел убить около 130 человек, прежде чем его поймали и казнили. Узнав об этом, Комурасаки сбежала из Ёсивары и покончила с собой, перерезав горло, на могиле Сираи Гонпати на кладбище храма Мэгуро-фудо в Эдо. Разумеется, авторы пьес не могли пропустить такой материал: Сираи Гонпати появляется во многих пьесах - то как достойный сочувствия герой трагической любовной истории, то как злодей.

Цукиока Ёситоси
Хиёку (比翼) - мифическая птица, у которой два тела, но у каждого только по одной лапке и одному крылу. Жить и летать хиёку может только когда оба тела вместе. 
По легенде, после самоубийства Комурасаки на могиле Сираи Гонпати, настоятель храма Мэгуро похоронил Комурасаки вместе с её возлюбленным и поставил на их общей могиле памятник "Хиёку-дзука", что значит "могила птицы Хиёку".

В обличье комусо могли появляться и женщины, например, Кэваидзака-но Сё:сё - девушка, за которой ухаживал младший из братьев Сога, в пьесе "Фурисодэ кисараги сога":


Актёр Накамуро Носио I в роли Мисао, скрывающейся в облике комусо, в пьесе "Косодэ-гура но тэкубари", 1772
Кацукава Сюнсё

Обратите внимание на повязку, которой прикрыт лоб исполняющего женскую роль актёра. Причина её появления в следующем:

Сёгунат тщетно пытался бороться с проституцией среди актёров кабуки: сначала запретил исполнять роли женщинам (изначально кабуки - чисто женский театр, актрисы которого торговали не только своим искусством, но зачастую и телом), затем запретил исполнять женские роли подросткам... Но всё было тщетно: стоило убрать со сцены женщин, как эротический интерес публики обоих полов перескочил на заменивших их в спектаклях мальчиков-подростков, запретили играть мальчикам - театралы переключились на юношей и мужчин, и, сколько ни старался сёгунат, искоренить проституцию и распущенность в кабуки ему так и не удалось.

В качестве одной из мер по сохранению морали всем оннагата (актёрам, исполнявшим женские роли), достигшим совершеннолетия, было предписано сбривать волосы на лбу, как полагалось всем прочим взрослым мужчинам. Чтобы прикрыть эту совершенно нехарактерную для женской причёски "лысину" во время спектаклей, актёрам приходилось носить либо парики, либо вот такие повязки. Женщины их, естественно, не носили. Так что если затрудняетесь определить, настоящая женщина или актёр-оннагата изображены на укиё-э, но видите повязку - это означает, что перед вами точно актёр.

Обратное не всегда верно, и иногда необходимость отличить женщину от мужчины на укиё-э превращается в нетривиальную задачу. Так, на гравюре внизу справа решить её помогают гербы актёрской династии Сэгава на одежде, но убери их - и позирующий юноша уже будет не отличим от женщины. Такие "ловушки" (про них я ещё обязательно напишу подробней, очень уж интересная тема) характерны для раннего периода укиё-э, т.е. 1й половины - середины 18 в., например, для гравюр Исикавы Тоёнобу, у которого если видишь одетую женщину (с раздетыми всё, к счастью, просто) - перепроверь 10 раз по всем каталогам: в итоге "красавица" с большой долей вероятности окажется мальчиком-актёром.


      
Актёр Накамура Носио II в женской роли
Кацусика Хокусай (1760–1849)
Тории Киёмицу

Один из наиболее известных примеров женщин, скрывающихся в кабуки в облике комусо, - это Осоно из пьесы "Клятва послужить с мечом у святилища горы Хико" (彦山権現誓助剣, яп. хикосан гонгэн тикай но сукэдати).

Тоёкава Ёсикуни 

Вероятно, женщины-комусо и впрямь бродили по стране: ведь пьесы кабуки очень часто основывались на реальных событиях. История Осоно, скитавшейся в обличье комусо, чтобы отыскать убийцу отца, была широко известна и даже вошла в серию гравюр Куниёси "24 примера сыновней и дочерней верности" (本朝廿四孝, яп. хонтё: нидзю:сико:):

Утагава Куниёси (1798-1861)

Пьеса про Осоно - ещё один пример жанра адаутимоно, рассказов о мести. Отец Осоно и Окику, учитель фехтования Ёсиока Итимисай, убит злым самураем Кё:гоку-но Такуми. Дочери поклялись отомстить за убийство отца. Такуми убивает Окику, но Осоно продолжает вендетту. Разыскивая Такуми, она странствует в наряде бродячего монаха. Роль Осоно считается одной из наиболее сложных и интересных в репертуаре кабуки, поскольку Осоно одновременно и искусный воин, и нежная девушка.

В некоторых постановках Осоно, приняв благородного самурая Рокусукэ за своего врага, использует сякухати для нападения, в полном соответствии с боевым искусством комусо: 

Гидао Асиюки

Впрочем, чаще Осоно в этой сцене вооружена мечом или кинжалом:
Утагава Кунисада 3

Комментариев нет:

Отправить комментарий