среда, 23 мая 2018 г.

История флейты сякухати

  
Сунаяма Госэй

Сякухати - это продольная бамбуковая флейта, история которой тесно связана с буддизмом: монахи японской школы Фукэ (одного из ответвлений дзэн) использовали её для медитации. Слово "сякухати" (尺八) происходит от названия мер длины и означает 1 сяку 8 сун (около 55 см) - стандартную длину флейты. Традиционный строй сякухати - минорная пентатоника.

Сякухати

Многие вещи, сейчас ассоциирующиеся у многих исключительно с Японией (дзэн-буддизм, чайная церемония, го), когда-то пришли в Японию из Китая. Так произошло и с сякухати: её предок - китайская флейта сяо (箫, xiāo).

Сяо

Особое распространение сяо получила в годы правления китайской династии Тан (618 - 907 гг.), тогда же эта флейта попала в Японию. Разновидность сяо под названием нансяо (南箫, "южная сяо") иногда также называется чиба (китайское слово "chiba" записывается теми же иероглифами, что и сякухати - 尺八). Нансяо очень похожа на сякухати внешне, поскольку также изготавливается из прикорневой части бамбука:

Нансяо 

Иногда нансяо изготавливают со скошенным наискось мундштуком, как у сякухати. Такая флейта называется тансяо (唐 箫), т.е. "сяо в стиле династии Тан".

Тансяо

Китайская сяо, впоследствии эволюционировавшая в сякухати, пришла в Японию вслед за распространением буддизма. По легенде, один из наиболее активных проповедников буддизма, наследный принц Сётоку (548 - 622), направляясь в храм, играл на сякухати, и услышавшие его игру божества спустились с небес и стали танцевать. Сётоку ввёл аккомпанемент на сякухати во время чтения сутр, считая, что звуки флейты придают молитвам большую выразительность. 

История сякухати тесно переплетена с деятельностью японской школы буддизма Фукэ (ответвлением дзэн-буддизма) и её монахами-комусо (虚無僧, яп. комусо:, т.е. "монах пустоты").

В статьях по истории комусо часто можно прочесть, что  школа Фукэ (Фукэ-сю) - это древнее ответвление китайской школы буддизма чань (яп. дзэн). Легенда гласит, что школа Фукэ появилась в 13 в., когда монах Какусин, изучавший в Китае не только буддизм, но и музыку, вернулся в Японию и начал проповедовать, странствуя по дорогам и играя на флейте. Однако представление о китайских корнях школы Фукэ не сосуществуют действительности:

Сандзо Вада 

На самом деле движение комусо было чисто японским явлением, без какой-либо связи с дзэн вообще, и зародилось незадолго до создания сёгуната Токугава (1603 г.).

"Китайскую" версию истории Фукэ-сю её лидеры создали уже в эпоху Токугава для легитимизации своей школы и придания ей более солидного статуса. До этого комусо были скорее музыкантами-попрошайками, чья связь с религией была чисто номинальной: статус буддийских монахов позволял им собирать пожертвования.

Тогда их называли комосо (薦僧, яп. комосо:), что можно перевести как "монах соломенной циновки". Лишь после того, как школа Фукэ обрела известность, имя сменилось на гораздо более дзэнское и поэтичное - комусо, "монах пустоты".

Превращение комусо из странствующих нищих менестрелей в признанную школу дзэн произошло вскоре после возникновения сёгуната Токугава.  Наиболее активна школа Фукэ была в эпоху Эдо (1600 - 1868).

В то время из-за войн и социальных реформ множество людей оказалось затронуто политическими потрясениями, сопровождавшими становление сёгуната. Гордые и относительно хорошо образованные люди, прежде бывшие на воинской службе у влиятельных господ, внезапно оказались без хозяина. Одних стали вести жизнь бродяг, другие - бандитов, а третьи уходили в религию. Братство комусо сочетало в себе элементы всех трёх вариантов, и, благодаря притоку большого числа ронинов - самураев, оставшихся без господина, - количество комусо в этот период сильно увеличилось.

Сётэй Такахаси\Хироаки (1871-1945) 

Странствующие монахи-комусо играли на флейте, собирая пожертвования, а также использовали сякухати в качестве инструмента для медитаций. Они практиковали суйдзэн - медитацию во время игры на сякухати, в противоположность более распространённой в дзэн-буддизме медитации дзадзэн, т.е. сидя. 

Со временем хаотическое течение комусо превратилось в полноценную религиозную организацию со своими храмами и уставом. В рамках легитимизации движения лидеры Фукэ составили официальную историю своей школы, возводя её к деятельности китайской школы чань (дзэн), а так же объясняя и оправдывая свои псевдо-воинские обычаи, появившиеся благодаря ронинам.

В 1614 г. основатель сёгуната Токугава Иэясу наградил комусо специальным уставом, дарующим им ряд привилегий. В уставе братство комусо выделяется в качестве религиозной группы, специально предназначенной для ронинов, желающих стать на время отшельниками. Кроме того, в документе говорилось, что, поскольку комусо используются сёгунатом для "быстрого исследования природы" (т.е. в качестве соглядатаев), им дано право свободно передвигаться по всей территории страны.

Указ 1677 г. даровал комусо право носить мечи, плетёные головные уборы, скрывающие лицо (тэнгай) и белые плащи. Комусо даже убедили правительство дать им исключительное право играть на сякухати. На членов школы Фукэ возлагались и определённые обязательства, в т.ч. отказ принимать крестьян и горожан в свои ряды.

Кэйсай Эйсэн
№8, Коносу: отдалённый вид Фудзи в Фукикагэ, из серии "69 станций Кисокайдо",1835-38
Слева - фигура комусо в узнаваемой шляпе-корзине и с переносным буддийским алтарём за плечами.


В то время свободно путешествовать по стране было запрещено, но члены Фукэ получили разрешение сёгуна, поскольку их духовные практики требовали передвигаться с места на место, играя на сякухати для сбора пожертвований. Взамен от комусо требовалось шпионить в пользу сёгуната. Сёгун также посылал и своих соглядатаев в обличье комусо (это было тем легче, что частью наряда комусо была полностью закрывающая лицо плетёная шляпа тэнгай - символ их отречения от мира.) Неудивительно, что очень скоро наряд комусо стал излюбленной личиной разбойников, шпионов, ронинов, вероятно, ниндзя, т.е. вообще всех тех, кому приходилось скрываться, странствуя по стране и пряча лицо. Это нашло своё отражение в пьесах театра кабуки: на его подмостках знатные самураи выслеживают врагов, а благородные разбойники скрываются от властей, переодевшись комусо. В дальнейшем образ комусо всё больше романтизировался: под конец сёгуната  даже появились щёголи - санто комусо (三都虚無僧, т.е. "комусо трёх столиц"), одевавшиеся в роскошные модификации костюмов комусо:

Четвёртый месяц, из серии "Современные переложения поэм о временах года" (風俗四季歌仙, Fûzoku shiki kasen). Судзуки Харунобу, ок. 1770
Юноша-подросток в костюме комусо красуется перед двумя куртизанками. На гравюре стихотворение: "В четвёртом месяце люди слетаются к дому, где цветут цветы, - как бабочки у цветочной решётки." (Хино мо тоэ\ саку я удзуки но\ хана сакари\ котё: ни нитару\ ядо но какинэ.) Цветы - излюбленная метафора для куртизанок: мир весёлых кварталов называли карю:кай (花柳界) - мир цветов (т.е. куртизанок) и ив (т.е. гейш).

Хотя монахам Фукэ разрешалось носить холодное оружие, они разработали технику боя со своей флейтой-сякухати. Драться флейтой кажется странным только на первый взгляд: сякухати - это полуметровый увесистый кусок толстого бамбука, ещё и с утолщением-комлем на конце. Такой предмет просто напрашивался быть использованным в качестве дубинки. Боевитый комусо - один из персонажей самурайских боевиков:



Формальное существование комусо закончилось с наступлением революции Мэйдзи:  в 1871 г. Фукэ-сю была запрещена. Хотя это лишь один из примеров общей компании Мэйдзи по реформированию общества, роспуск школы Фукэ можно рассматривать и как часть борьбы с влиянием сёгуната и с сочувствующими ему буддийскими кругами. Впрочем, к тому времени братство значительно деградировало: в его рядах нашло прибежище множество "асоциальных элементов", промышлявших попрошайничеством и разбоем.




Правительство Мэйдзи запретило даже игру на сякухати. Спустя несколько лет сякухати позволили вернуться, но лишь в сопровождении других инструментов, а публичная игра соло была официально разрешена лишь в 80 гг. 20 в. Этот запрет несильно затронул светскую музыку: мелодии, прежде исполнявшиеся на сякухати, стали играть на других пентатонических флейтах. Но религиозные композиции школы Фукэ передавались от мастера к ученику, часто не имели нот, и их исполнение требовало особых приёмов, доступных лишь на сякухати благодаря конструкции её вдувного отверстия - утагучи (歌口, яп. утагути). В результате большая часть репертуара комусо оказалась безвозвратно утрачена.


Источники:

Комментариев нет:

Отправить комментарий